?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Запись опубликована Громадський спротив України. Пожалуйста, оставляйте комментарии там.

Boiko Yurii2НЕФТЕГАЗ УКРАИНЫ: ИССЛЕДОВАНИЕ ФИНАНСОВОЙ КОРРУПЦИИ.

Чтобы четче представлять, что такое реформы от Януковича, следует пристальнее взглянуть на лиц, которые призваны стать движителями реформы национального масштаба — на команду менеджеров Президента. Как известно, только шесть «старых» министров «выжили» после объявления реформы. Самым влиятельным, пожалуй, остается Юрий Бойко, который лишь расширил свое влияние, став Министром энергетики и угольной промышленности. Этот закаленный в боях кадр, никак не отступится от власти и влияния при «распиле» газа. Как следует из документов WikiLeaks и тех, что публиковались в Украине, Бойко в паре с Фирташем – ставленники «Красного дона» (по классификации западных спецслужб) Семы Могилевича. Но, кажется, Януковича это не волнует, как и его предшественников. Так кто в Украине хозяин? Похоже — международная мафия, расставляющая на ключевые посты в украинской экономике своих менеджеров. Ниже – анализ восхождения Бойко во власть и его связь с мафией. История, переведенная с зарубежного источника и опубликованная семь лет назад, с годами не утратила актуальности. Информация для вдумчивого чтения.

ЧАСТЬ 1

Украинская национальная акционерная компания (НАК) «Нефтегаз Украины» является монопольной госструктурой, ответственной за обеспечение природным газом потребителей по всей стране. «Нефтегаз» контролирует газопровод «Дружба» в Западную Европу, который удовлетворяет около 20% потребности Европы в газе, и продает украинский природный газ зарубежным покупателям. Это также самый большой украинский должник Российской Федерации. С 2001 года Нефтегаз Украины возглавляет Юрий Бойко, сравнительно недавно пришедший в газовый бизнес Украины. Помимо прочего, многие считают, что «Нефтегаз» является источником нелегальных денег, текущих в руки коррумпированных чиновников в украинском правительстве и Президенту Украины.

«Нефтегаз Украины» основан 25 мая 1998 года по Указу Президента Украины Леонида Кучмы, датированным 25 февраля 1998 года. Согласно этому указу, бывшая государственная газовая монополия Укргазпром, а также другие организации были объединены в НАК «Нефтегаз». Это случилось чуть более чем за год до выборов Президента 1999 года, когда Кучма баллотировался на второй срок.

Еще раньше, в 1997 году Украинский парламент пытался провести закон, который бы предоставил государственной счетной палате право проверять доходы в бюджет. В соответствии с комментарием “Financial Times” от 9 декабря 1998 года, это бы позволило ей расследовать деятельность предприятий, связанную с их ценовой политикой и сокрытием доходов. Однако Президент Кучма наложил вето на этот законопроект дважды. “Financial Times” пишет: «Когда парламент отверг его вето, Конституционный Суд, который, по всеобщему мнению, является инструментом исполнительной власти, — нашел, что закон неконституционен». Это подготовило почву для рождения «Нефтегаза», компании, чья бухгалтерия была бы вне досягаемости государственной счетной палаты.

Чтобы лучше понять характер «Нефтегаза», необходимо вникнуть в отношения между украинской газовой индустрией и Газпромом — российской газовой монополией. Укргазпром, предшественник Нефтегаза, подписал контракт с Газпромом в 1998 году на покупку 36 биллионов кубических метров газа ежегодно. Удовлетворив потребности Украины в природном газе, Газпромом предложил также поставлять газ в Европу через украинский газопровод, оплачивая транзит газом. Чтобы защитить себя от риска кражи газа в течение срока действия контракта, Газпром застраховался в страховой компании Согаз, являющимся его филиалом в Москве.

Одним из первых шагов вновь созданного в январе 2000 года украинского правительства Виктора Ющенко была отправка заместителя Премьер-министра по энергетике Юлию Тимошенко в Москву, дабы обсудить украинские долги в энергетике. По своему возвращению госпожа Тимошенко, бывшая глава Объединенных Энергетических Систем Украины, проинформировала прессу, что долг Украины перед Россией по поставкам газа составляет 2.23 миллиарда долларов. Обсуждая результаты поездки мисс Тимошенко, последующий глава «Нефтегаза Украины» Игорь Бакай, утверждал, что его цифры показывают долг в 740 миллионов долларов, а Премьер-министр Виктор Ющенко заявлял, что долг составлял 1.24 миллиарда долларов.

Вскоре после этого, 20 января 2000-го, в Киеве состоялась встреча украинского правительства с главами Газпрома с целью нормализовать поставки природного газа в Украину. В протоколе этой встречи, копия которого находится в распоряжении организации «Надзор над организованной преступностью и терроризмом», подписанного украинским Премьер-министром Виктором Ющенко, а также президентом Газпрома Ремом Вяхерьевым, сказано: «Украинская сторона предпримет следующие меры для ликвидации долга за российский природный газ... В течение недельного срока (Украина) примет решение, запрещающее перепродажу русского, а также других стран, газа и прекратит его поставки субъектам предпринимательской деятельности в Венгрии, Польше, Румынии, Молдове и Словакии».

Несмотря на это соглашение, 2 февраля 2000 года президент Газпрома Вяхерьев вынужден был отправить телеграмму украинскому Премьер-министру Ющенко, копия которого также находится в распоряжении «Надзора над организованной преступностью». Вяхирев пишет: «Я вынужден обратить Ваше внимание на тот факт, что соглашения, которых мы достигли в Киеве 20 января этого года между украинским правительством и Газпромом, навсегда разрушены национальной акционерной компанией «Нефтегаз Украина». Кража российского газа продолжается, так же, как и его продажа третьим странам».

В полемике о продолжающихся кражах Газпром объявил, что для их предотвращения он рассматривает возможность проложить новый газопровод в Западную Европу, минуя Украину. В то же самое время Газпром выставил иск на 88 миллионов долларов за кражу газа «Нефтегазом» своему страховщику, Согазу, которые были выплачены Газпрому. Расходы Согаза в свою очередь возместил Monegasque of Reassurances S.A.M. (Monde Re) в Монако, филиал Reinsurance Australia Corporation Ltd., согласно договору о перестраховании. Весьма удивительно, что Газпром кажется никогда не доказывал Согазу, что у него что-то воровали и в каких количествах. В оговоренный период 5 дней Согаз выплатил Газпрому 88 миллионов долларов.

Monde Re, в свою очередь, подала в суд на Нефтегаз и выиграла в российском арбитражном суде, который вынес решение, обязавшее Нефтегаз выплатить Monde Re 88 миллионов долларов. Нефтегаз подал апелляционную жалобу в Российский Верховный Суд, который поддержал решение Арбитражного суда. Но Нефтегаз все же отказывается подчиниться решению суда и выплатить Monde Re.

Тогда Monde Re подала в суд на Нефтегаз и украинское правительство (поскольку Нефтегаз является компанией, принадлежащей государству), в Соединенных Штатах, где 1 сентября 2001 года окружной суд южного округа Нью-Йорка постановил в пользу правительства Украины. Это решение окружного суда было поддержано апелляционным судом. Согласно официальным записям это решение суда датировано 4 сентября 2001 года.

В решении окружного суда судья Виктор Марреро пишет: « Для суда нет оснований полагать, что арбитражное решение против Украины, если бы оно было подтверждено здесь, было бы легче провести в жизнь в Соединенных Штатах, нежели в Украине ».

До сегодняшнего дня Нефтегаз не выплатил Monde Re 88 миллионов долларов убытков по решению российского суда. В пресс-релизах Нефтегаз переиначивает толкование решения суда: это была «победа» Нефтегаза, которая «доказывает», что они ничего не воровали.

Этот случай интересен тем, что Газпром получил деньги от принадлежащего ему же филиала, Согаза, и ему не было нужды доказывать, что он понес какие-либо убытки. Согазу же возместил убытки Monde Re, малоизвестный перестраховщик из Монако, а вот сам Нефтегаз не должен был выплачивать и пенни кому бы то ни было. Откуда тогда возникли 88 миллионов долларов, в краже которых был обвинен Нефтегаз?

Другой вопрос касается денег, якобы выплаченных Газпрому Согазом. А был ли вообще факт выплаты? Частичное объяснение мы можем найти в «Российском журнале» от 15-го ноября 2002. В статье о страховании в России газета пишет:
«Достаточно редко случается, чтобы местный инвестиционный банк подвергал опасности целый коммерческий рынок сложными схемами уклонения от уплаты налогов, утверждениями о фальшивых выплатах, передачах бумаг и вводящих в заблуждение международных оценках. Но это как раз то, что Объединенной финансовой группе (ОФГ) удалось проделать с Российским страховым рынком своим новым отчетом, озаглавленным: «Индустрия российского страхования: Enter the Man from RU». «Начиная с первичной оценки в 9.5 миллиардов долларов выплат по страховкам, о которых официально докладывалось, как о совершенных в России в 2001 году, приблизительно половина – 4.7 миллиардов долларов – вряд ли можно считать страховкой вообще, так как она представляет политику выплат в течение от одного до пяти лет в виде необлагаемой налогом ежегодной ренты, а в реальности — необлагаемый налогами доход».

Статья ссылается на Рубена Варданяна, представителя «Диалог-Тройка», который недавно стал исполнительным директором Росгосстраха, государственной страховой компании. Варданян считает, что российские страховщики либо инвестируют свои фонды с высоким риском, которые могут покрыть дефолты, либо недостающие деньги не существуют вообще, поскольку «большие суммы «выплаченных» премий на самом деле не существуют, являясь не более чем цифрами на бумаге, используемыми в зарплатах и основных схемах».

Дополнительным штрихом к тайнам, окружающим страховщика Газпрома, Согаз, стали сообщения в российской прессе («Коммерсант», «Ведомости») от 22 мая 2002. Из них следует, что 21 мая 2002 Андрей Петухов, генеральный директор Согаза, был убит вместе со своим водителем в окрестностях Москвы, в районе дач. Милиция сообщила, что преступление было совершено как минимум двумя людьми. Стреляли из пистолетов Макарова с глушителями.

Газеты выдвинули множество версий в отношении возможных мотивов заказного убийства. Согласно одной из них, убийство Петухова, которое, возможно, было заказано главой Согаза в апреле 2002, могло быть связано с чисткой в компании, план которой принимался командой старого руководства, не отошедшего от дел, и контролируемого бывшим главой Газпрома Ремом Вяхеревым. Некоторые анонимные источники утверждают, что после вступления в должность, Петухов обнаружил операции, которые были «не совсем легальны».

Другая часть уравнения связана с деньгами, которые Нефтегаз якобы украл у Газпрома. Во время тяжбы в Нью-Йорке Monde Re утверждала, что Нефтегаз имеет депозитные вклады в банках Соединенных Штатов. Но, как писал судья Марреро в судебном решении,: “Собственный источник Monde Re заявляет нечто другое – что Игорь Бакай, председатель Нефтегаза, в 2000 году просто переводил деньги через американский банковский счет для личного пользования». Другими словами, воровал не Нефтегаз как организация, а ее председатель имел выручку от украденного газа.

В январе 2000 года украинско-американская комиссия во главе с Кучмой и Гором готовилась к ежегодной встрече в Вашингтоне для обсуждения двусторонних вопросов. Одним из членов украинской делегации (они выбирались украинским Президентом и его советниками) должен был стать Игорь Бакай, Президент «Нефтегаза Украины». Но случилось экстраординарное событие: мистеру Бакаю было отказано в американской визе. Впоследствии “Financial Times” сообщила, что имя мистера Бакая было в списке коррумпированных украинских государственных чиновников, предоставленном Президенту Кучме в ходе работы комиссии.

Карьера мистера Бакая в газовом бизнесе началась в 1993-м. В 1993-94г.г. он возглавлял компанию под названием «Республика», которая поставляла природный газ из Туркменистана. Посредством ее операций украинская задолженность подскочила до 664 миллионов долларов и на счетах «Республики» оказались российские и туркменские 240 миллионов. В 1995-м Бакай возглавил закрытую акционерную компанию «Интергаз», чей контрольный пакет акций принадлежал компании АДИ. Единственным акционером АДИ был Игорь Бакай. В 1997 году «Интергазу» принадлежали 340 миллионов долларов, из которых 140 миллионов долларов принадлежали Газпрому. 11 августа 1995 года в штате Пенсильвания была зарегистрирована иностранная корпорация «Intergas Inc» (ID # 2664703), указывшая Игоря Шарива как руководителя (CIO) и Станислава Мельника как бухгалтера. Корпорационные бумаги содержат зарубежный адрес Интергаза в Киеве. Мистер Мельник, бухгалтер указывает свой адрес проживания в Мeadowbrook, Пенсильвания, в доме, который он приобрел за 174,550 долларов наличными.

В 1997-м Украинский Президент Кучма назначил Игоря Бакая первым заместителем председателя Государственного комитета нефтяной и газовой промышленности, который в 1998 году стал частью «Нефтегаза Украины». Бакай был назначен Председателем Правления Нефтегаза Премьер-министром, которым в то время являлся Валерий Пустовойтенко.

Американская сторона, отказывая мистеру Бакаю в визе, очень хорошо знала, с кем имеет дело. Бакай, имевший номер американского социального страхования 179-74-0451, также имел адрес проживания в Мeadowbrook, Пенсильвания. Эта земельная собственность была приобретена им и его женой Еленой 18 апреля1994 года за 1 миллион 800 тысяч долларов наличными. 13 июля 1997 года она был продана за 1 доллар Елене Бакай, далее, вновь продана в тот же день за 1 доллар Брониславе Демчук (теще Игоря Бакая), и вновь продана за 1 доллар Сергею Демчуку (его тестю), который в 1999 году значился владельцем земельной собственности.

Но покупка земли в Мeadowbrook была только началом. 17 июля 1995 Елена Бакай приобрела участок в Форт Вашингтоне, Пенсильвания, за 475 тысяч долларов наличными, позже она продала его 12 декабря 1997 за 395 тысяч долларов.

12 декабря 1994 Игорь Бакай купил землю в Naples, Флорида, от имени тещи Брониславы Демчук. В 1997году здесь был построен новый дом, на что ушло 6.432.250 долларов.

После постройки особняка в Naples, мистер Бакай, уже возглавляя «Нефтегаз Украины», должен был содержать дома, где жили его жена и дети. Таким образом, через свой киевский банк «Финансы и кредит» 21 декабря 1998 года он перевел 450 тысяч долларов, 22 декабря 1998 года — 380 тысяч долларов и 23 декабря 1998 года – 680 тысяч долларов (общая сума 1 миллион 510 тысяч долларов) в коммерческий банк Сан-Франциско на счет под номером 001-754867.

Ранее, в октябре 1998 года, через тот же киевский банк он перевел в целом 2 миллиона 450 тысяч долларов на счет компании “Dogmatos Trading Ltd” (Догматос трэйдинг лтд) в Ирландии, со счетом в банке First Credit and Trade Bank в Nauru в Central Pasific.

В 1999 году переводы денег продолжились. В декабре 98-го-январе 99-го мистер Бакай перевел в общей сложности 550 тысяч долларов из различных украинских банков на контролируемый им счет компании под названием “United Global Enterprises Ltd” (Юнайтэд Глобал Энтерпрайзис лтд) в Гонконге, используя гонконгскую и шанхайскую финансовою корпорацию.

Пока Бакай возглавлял Нефтегаз, деньги от продажи ворованного газа вкладывались в предвыборную программу Президента Кучмы. В записях, сделанных в 1999 году охранником Президента Николаем Мельниченко, содержатся разговоры, в которых Кучма открыто просит Бакая перевести большие суммы, необходимые для его предвыборной кампании.

Один такой разговор между Бакаем и Кучмой был записан в октябре 1999 года.

Кучма: «Вы понимаете, деньги (бранные слова вытерты), я не хочу больше (этого делать). Я был вынужден работать с людьми, с которыми лучше не иметь дело. Прошу, ребята, помогите мне! Всего 20 дней осталось до выборов.

Бакай: «Необходимо, чтобы Вы дали нам конкретную задачу и очень ясную. Я найду источники для этого, как только вы это сделаете. Леонид Данилович, до настоящего момента мы уже перевели 48 миллионов 800 тысяч гривен (9.8 миллионов долларов), так же как и 10 миллионов 4 тысячи 957 долларов. Это было сделано моими заместителями… Потом, мы выплатили 4 миллиона долларов наличными, но они нам сказали что 100 тысяч не хватает. Я не стану оспаривать этот момент… Нам еще раз пришлось выдать эти 100 тысяч.

Летом 2000 года западная пресса сообщила о деятельности Бакая, что вынудило его отказаться от своего поста в «Нефтегазе». Не тратя времени понапрасну, он прошел в парламент в ходе довыборов и получил депутатскую неприкосновенность. Он участвовал в выборах 2002-го, но проиграл. Парламентарии жаловались, что Бакай появился на заседании парламента только один раз — в день, когда принимал присягу.

Генеральный Прокурор Украины Святослав Пискун объявил в феврале 2003 года, что против Бакая будут применены санкции. Но до сих пор ничего не было предпринято. Николай Азаров, бывший глава Государственной Налоговой Администрации, ныне Вице Премьер-министр, заявил, что он расследует правонарушения Бакая, связанные с оплатой налогов, но этого так и не произошло. На самом деле, из записей, сделанных в кабинете Кучмы, из разговора между Кучмой и Азаровым следует, что Азаров прекрасно осведомлен о незаконной деятельности Бакая и покрывает его. Бакай все еще на свободе, но ему запрещен въезд в Соединенные Штаты Америки.

Кучма временно заменил Бакая его заместителем, Игорем Диденко. Однако Диденко недолго занимал этот пост, так как был арестован немецкой полицией и обвинен в краже миллионов марок из фонда по выплате компенсаций украинским остарбайтерам. Он все еще в тюрьме.

Для администрации Кучмы должность главы НАК Нефтегаза была очень важна, поэтому ее попытались заполнить в кратчайшие сроки. После ареста Игоря Диденко новым главой стал В. Копылов. Считалось, что его продвинул Николай Азаров, бывший глава Налоговой администрации, о котором ходят слухи, что он очень тесно связан с Донецким кланом. Когда в мае 2001 года новым энергетическим Вице-премьер министром стал Олег Дубина, Копылова сместили, и в январе 2002-го на его место назначили Юрия Бойко, который руководит компанией по сей день.

Юрий Бойко родился в 1957 году в г. Горловка Донецкой области. Закончил Московский химико-технический институт имени Менделеева. С 1981-го по 1999-й работал директором завода «Заря», который производил взрывчатые вещества для военной промышленности. Потом его назначили главой «ЛиНоса» в Луганске — одного из крупнейших нефтеперерабатывающих предприятий, где тот работал до апреля 2001 года. После чего он переехал в Киев и в августе 2001 года стал исполнительным директором «УкрТатнефти», совместной украинско-татарской нефтяной компании.

Возглавляя НАК, Бойко подобрал свою команду менеджеров. На ключевой позиции отдела, отвечающего за закупки туркменского газа и выплаты по ним, остался Игорь Брагинский. Работая с Брагинским, Владимир Белогорлов отвечал за транспортировку туркменского газа. Брагинский, близкий соратник Бакая, начал карьеру в газовом бизнесе во времена «Республики» и «Интергаза», и считается профессионалом в этой области. Поскольку команда Бойко удачно справлялась с задачей управления «Нефтегазом», 16 ноября 2002 года Президент Кучма отправил в отставку правительство Анатолия Кинаха под предлогом, что оно не смогло справиться с финансированием сферы образования и науки. Премьер-министром стал Виктор Янукович — это десятый Премьер-министр Украины за чуть более десяти лет независимости.

Бакай вскоре превратился в мальчика для битья в высших эшелонах украинского Правительства — без предъявления ему конкретных обвинений. Сейчас уже можно было бы обвинять его во многих недостачах и воровстве, что имело место ранее, но, кажется, никто не заинтересован в том, чтобы он сел в тюрьму.

Бойко столкнулся с большим количеством серьезных проблем: долг НАКа Газпрому в 2001 году возрос до 958 миллионов гривен, или 184 миллионов долларов и в целом составлял 1,4 миллиарда долларов. Бойко также столкнулся с большой задолженностью по выплате налогов в государственною казну, которая, согласно утверждениям Николая Азарова, бывшего главы Налоговой Администрации Украины, составляла 380 миллионов долларов. Это приблизительная цифра, поскольку бухгалтерия НАКа не подвергалась аудиту, и сам Азаров не был уверен какова в действительности задолженность по налогам. Во всем этом удобно обвинять Бакая. Также Бойко необходимо было решить вопрос с предполагаемым украинско-российским консорциумом, чтобы была возможность управлять и контролировать украинский газопровод. Но хуже всего для Бойко было то, что он пришел в НАК во время самого сильного кризиса в украинском правительстве. Кучма и его ближайшие соратники были обвинены в том, что отдали приказ убить журналиста Георгия Гонгадзе, который говорил о коррупции в высших эшелонах власти. Обвинения основывались на записях, сделанных в кабинете Кучмы Николаем Мельниченко, где слышно, как Кучма приказывает подчиненным «избавиться» от Гонгадзе.

Как только Президент объявил Януковича возможным кандидатом на эту должность, большое число политических обозревателей в Киеве поспешили предположить, что после его назначения власть в Киеве перейдет в руки Донецкого клана. По мнению некоторых Запад будет не очень доволен назначением Януковича из-за его очень близких связей с тем, что они считают криминальным и коррупционным кланом. Одним из первых членов состава нового Кабинета Министров, был назван Виталий Гайдук – он стал Вице Премьер-министром по энергетике. Гайдук был крупной фигурой в Индустриальном Союзе Донбаса, сердцевине так называемого «Донецкого клана». Однако, как Вице Премьер-министр по энергетике он имел бы очень незначительный контроль над ресурсами, если бы ему не удалось получить контроль над Бойко и «Нефтегазом».

Вскоре после этого началась борьба за контроль над НАКом. Проще говоря, это была борьба между Администрацией Президента, возглавляемой Виктором Медведчуком и Донецким кланом. 18 января 2003 года Кабинет Министров издал декрет, поставивший НАК под административный контроль Министерства топлива и энергетики. Кучма аннулировал этот декрет два дня спустя, 20 января, и позволил НАКу существовать как относительно автономной структуре.

Согласно решению, принятому Президентом в тот момент, «Нефтегаз» отдали под контроль Фонда государственного имущества, структуре без каких-либо регуляционных функций или функций надзора в энергетическом секторе, но хорошо известной по «добросердечным» делам в операциях по приватизации, когда люди, приближенные к Кучме и его предшественнику, Леониду Кравчуку, были награждены за их лояльное отношение тем, что им отдавали лучшие индустриальные предприятия по очень низкой цене.

Януковичу велели подготовить передачу административного контроля над Нефтегазом к началу марта. Согласно источникам в энергетическом секторе, Донецкий клан намеревался установить контроль над переговорами о покупке туркменского газа между НАКом и Туркменистаном, а также решить вопрос, кто будет заниматься транзитом этого газа в Украину. По неподтвержденным слухам, Донецкий клан даже имел планы заменить Бойко С. Тарутой, главой Индустриального Союза Донбасса.

Вопрос транзита туркменского газа в Украину стал во главе угла в конце 2002-начале 2003 года. Это была не только борьба за власть между конкурирующими украинскими кланами, этот конфликт имелкуда более широкие границы. Компанией, у которой был заключен контракт с НАКом и Газпромом на транспортировку туркменского газа в Украину с 1998 года, являлась «Итера». Газпром, российская газовая монополия, сделала уступку «Итере», основанной в Москве в 1992 году Игорем Макаровым, транспортировать газ своим проблемным клиентам, таким как Украина, Грузия, Армения и Беларусь, которые вряд ли заплатят вовремя (или вообще не заплатят). Используя различные бартерные сделки, Макаров превратил «Итеру» в крупную газовую компанию, и через несколько лет «Итера» уже владела собственными газовыми месторождениями, а к 2002 году стала пятой по счету крупнейшей газовой компанией в мире.

Отношения между «Итерой» и НАКом часто были натянутыми. Украинская сторона, как правило, запаздывала с оплатой транзитных пошлин, а Бакай всегда пытался проводить сделки в собственных интересах. Однажды он обещал выплатить часть долга, если 10% от уплаченного вернется ему. Это предложение было отклонено. К 2000 году «Итера» начала сокращать объем поставок газа, пока не будет произведена оплата. В начале 2000 года НАК задолжал Газпрому около 1,4 миллиарда долларов. Эту цифру российская сторона приняла как отправную для начала переговоров. Из них «Итере» задолжали 600 миллионов долларов.

К середине 2000 года НАК и Газпром столкнулись с ситуацией, которая требовала быстрого изменения способа ведения бизнеса. Как в России, так и в Украине приближались выборы, и ходили слухи, что Путин оказывает давление на лидера Газпрома Алексея Миллера и его команду, чтобы найти способ профинансировать свою предвыборную кампанию. Кучма же, у которого были проблемы с Американской администрацией за скрытые намерения продать кольчужные радары в Ирак, столкнулся также с ростом оппозиции в стране, и кроме того нуждался в деньгах, чтобы назначить преемника и по возможности не сесть в тюрьму.

В свою очередь Путин столкнулся с растущим давлением в направлении реформировать Газпром. Российские нефтяные компании, которые были богаче, чем когда-либо благодаря высоким ценам на нефть из-за нестабильности в Заливе и войны в Ираке, куда было приковано всеобщее внимание, требовали, чтобы им открыли доступ к российским газопроводам, которые контролировал Газпром, чтобы они могли экспортировать им принадлежащий природный газ. Газ попросту сжигался, но Газпром оказывал сильное противодействие. Другие критики Газпрома предлагали упразднить эту компанию и проводить либерализационную политику применительно к российскому газовому бизнесу. В любом случае Газпром побаивался, что дни тотальной монополии подходят к концу, и Путин чувствовал вероятность потери наиболее значительного источника финансирования.

Новое руководство Газпрома, назначенное Владимиром Путиным, испытывало затруднения из-за слухов, ширившихся по Москве о том, что новый шеф Газпрома Алексей Миллер и его команда малокомпетентны. Некоторые даже перешептывались: мол, новое руководство Газпрома такие же плуты, как и старое. Российская «Независимая газета», сообщая 30 июня о сборе акционеров Газпрома, которое состоялось 27 июня, писала, что «назначенная Путиным реформистская команда Миллера была более нечестной, чем Вяхерева».

Огромные месторождения природного газа на Ямале не разрабатывались и, вместе с низкими ценами на газ внутри России, компания не зарабатывает денег на местном рынке. Деньги зарабатываются только в Европе. Чтобы продать газ в Европу, Газпрому необходимо было найти этот газ, а самым большим доступным источником был Туркменистан. Для того, чтобы туркменский газ попал в Европу, его нужно транспортировать через Казахстан по Центрально-азиатскому газопроводу в Россию, оттуда в Украину, а потом через газопровод «Дружба» в Словакию. «Дружба» принадлежала Нефтегазу.

 

"Украина криминальная", 13.08.2003, Тема

Продолжение следует

Роман Купчинский, "RFE/RL Organized Crime and Terrorism Watch"

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Tags